История водолазного дела смотреть бесплатно в hd

История водолазного дела

История водолазного дела

Лидер местной банды скинхедов Дерек Виньярд прочно удерживает авторитет в своём районе. Убеждённый в своей правоте, он беспощадно расправляется с теми, кто имеет не белый цвет кожи. Независимость и смелость Дерека вызывают восхищение у его младшего брата Дэнни, который уже тоже сделал свой выбор.
Но зверское убийство двух чернокожих парней, совершённое Дереком, разделяет дороги братьев: Дерек оказывается в тюрьме, где существует свой расклад сил, а Дэнни на свободе успешно продолжает дело брата. До тех пор, пока их пути не пересеклись вновь…. Фильм заставляет задуматься, мы ведь так часто следуем за кем-то, легко заменяем чьи-то идеи своими и стремимся к тому, чего совсем не желаем. Оказывается, так легко запутаться в собственных желаниях и мыслях.

Впервые о ненависти к чернокожим герой Эдварда Нортона задумывается при разговоре с отцом, и так же часто в реальной жизни мы принимаем мнения других людей, более авторитетных за свои, соглашаясь с ними, даже порой не задумываясь об их истинном смысле.

Фильм смотрится на одном дыхании, постоянное возвращение к прошлому, воспоминания героев показывают причины их нынешнего поведения. Великолепная игра Эдварда Нортона, от которого я просто не могла оторваться. Нельзя не сказать о Ферлонге, которого сразу принимаешь за этого мальчика, переживая с ним все эти события.

10 из 10

Правда конец фильма был для меня шокирующим, может в какой-то степени и логичным…
. Любой продукт искусства — совокупность нескольких ключевых факторов, которые способствуют тому, чтобы тронуть и заинтересовать. Мы смотрим кино — будем следовать правилам.

Что важно в фильме?

Идея — то, что мы получаем и над чем думаем. Стилистика — как это сделано, как это смотрится. Символизм — поиск дополнительных смыслов, аллюзий, которые более широко раскрывают тему, или же наоборот — меняют правила первичного восприятия. Игра — воплощение образа актерами — эмпатия. Провокация — то, что дает нам повод к обсуждению. Сюжет — скелет, на котором держится кое-что из вышеперечисленного.

Пожалуй, вот и все основные «поп-правила» кинематографа. Не везде они должны действовать (да и не всегда и не все нужны — зависит от потребности). Будем отталкиваться от них.

Идея «А. И. Х.» — гуманизм на фоне расовой ненависти и перевоспитание. И просто воспитание (зрителя) — не ахти, как-то слишком просто, да и если хочется высокоморального — есть образцы получше.

Стилистика — да никакая. Стандартная картинка, стандартные приемы.

Символизм — да никакого.

Игра — Нортон обыкновенный, пафосный, скучный. Ферлонг юный, интересный, не спившийся.

Сюжет — клише в модной обертке.

Провокация — направлена разве что на афроамериканское население США.

В итоге «нашумевшая, культовая драма» превращается в обычный, стандартный фильм без единой изюминки и даже намека на нее. Если такой фильм идет по телевизору, он просто переключается на следующий канал через 20 минут просмотра, и к нему возвращаются только если больше нет ничего более интересного.

Для тех, кого интересуют бонхэды и неонацизм — лучше посмотреть «Фанатика» и «Ромпер Стомпер».

В искусстве нет ничего хуже посредственности.

1 из 10
. Это замкнутый круг от ненависти к ненависти, от жестокости к жестокости.

В лице этого героя отражается ненависть к другим расам тысячи людей. Мы питаем негатив к друг другу и это плачевно.

Сюжет фильма разворачивается в окрестностях Америки, где, впрочем, как и всегда имеет место быть расовая война в школе, на улицах, дома — это больная тема, для этой страны.

Главный герой — лидер банды расистов, его младший брат, как и свойственно подросткам, делает из него своего идола и во всем старается быть похожим на него. Он, как и его брат бреет голову на лысо и курит одну за другой сигареты — «Люди смотрят на меня и видят тебя»…

На протяжении всего фильма герой показывает ярость и ненависть к людям с другим цветом кожи, он их ненавидит, но наступает тот час, когда один из этих людей спасает его жизнь. В этот момент мировоззрение переворачивается. Он пытается измениться, понимает, что делал все эти годы не так, и он пытается поставить на место голову своего младшего брата.

Фильм показывает то, что в нашей жизни все возвращается, ты губишь чью то жизнь, потом кто-то губит твою — это бумеранг. Тут даже можно сказать, что акцент кино сделан не только на нацизме и его проявлении, а на отношении двух братьев, которые уважают и любят друг друга.

Игра актеров — «плюс».

Задумка сюжета с переплетением воспоминаний и настоящего — «плюс».

Честно признаюсь, конец фильма я представляла себе примерно таким, это наверное «минус».

А в целом кино получилось отличное, после просмотра есть, над чем подумать.

8 из 10
. «Американская история Х» — фильм широко известный и однозначно признанный как зрителями (несмотря на довольно низкие сборы), так и критиками. Разумеется, не в последнюю очередь благодаря провокационности темы и великолепной актерской игре. С другой стороны, это отнюдь не все, чем способна удивить зрителя «Американская история».

Тема расизма в кинематографе довольно востребована, отчего кому-то картина
могла бы показаться несколько вторичной, или, того хуже, использующей чужие идеи. К счастью, можно с уверенностью заявить, что это не так. Подвергнуться критике может и прием противопоставления, по которому построена картина, где первая половина и по настроению, и по манере повествования серьезно отличается от последующей. Однако, не стоит искать в этом никакого соц. заказа, никакого навязывания идей и принципов (к слову, оспаривать которые попросту бесчеловечно). История в фильме самодостаточна, и подкрепляется вполне адекватной мотивацией героев.

Картина по-настоящему жестокая и, можно даже сказать, бескомпромиссная. В основном, относится это к первой части повествования, хотя отчасти применимо и к дальнейшим событиям. Решение однозначно не для слабонервных, но единственно верное и оправданное для такой картины. Только так можно было подвести к трактовке тем греха, мести и воздаяния (более подробно поднятых позднее Сэмом Мендесом в «Проклятом пути»). Однако и они второстепенны в «Американской истории», где на первый план выходит проблема не только неофашизма, но и любой идеологии, которая в сознании человека не всегда так прочна, как кажется. Особенно удачен в этом плане открытый финал картины (очень даже философский, в общем-то), который каждый сможет интерпретировать по-своему.

«Американской истории» вообще свойственна сильная эмоциональная окраска, начиная с первых кадров и заканчивая финалом, оказывающим попросту ошеломляющее впечатление. Безусловно, здесь все дело уже в актерах, удачно подобранных и не менее удачно исполнивших свои роли. Своеобразный центр картины — 
(получивший, к слову, номинацию от Киноакадемии), великолепно исполнивший роль Дерека Виньярда, скинхеда, потерявшегося в своих взглядах на жизнь.
, знакомый всем по сиквелу «Терминатора», довольно-таки неплохо передал образ ведомого подростка.

Особенно показательна стилизация съемки воспоминаний (занимающих большую часть картины, в общем-то), обычная на первый взгляд, но очень удачно обыгранная в финальных кадрах. «Американской истории» есть чем удивить зрителя, и удивление это отнюдь не всегда приятно, как и сама жизнь, впрочем.

Вердикт:

9 из 10
. В этом фильме переплетается не одна проблема сегодняшней Америки, которые она перенесла с собой из радужного для нее последнего десятилетия XX века в столь драматично для нее и для всего мира начавшийся век XXI. Проблемы, которые не решены и сегодня, и делают не только американскую историю, но и будущее Америки «великим неизвестным». Мало найдешь картин в политкорректную клинтоновскую эру, в которых оттоптались бы по негритянскому, еврейскому, молодежному вопросам сразу, да плюс по «отцам-матерям-детям». Американский кинематограф, (претендующий на успешность, во всяком случае, а не авторский) не слишком богат на фильмы с серьезной социальной нагрузкой. «Крамер против Крамера», «Человек дождя» или «Идеальный мир» все же в большей степени жмут на мелодраматическую педаль, приманивая не только интересующихся серьезными социальными проблемами сегодняшней Америки, но и любителей поронять лишний раз умильные слезы, коих больше, чем первых. Ну а уж жестко решенный конец фильма с решительно отфутболенным хэппи-эндом, уже напрашивавшимся по ходу картины- само по себе достаточное основание для того, чтобы выделить фильм в потоке заокеанской кинопродукции. Сегодня отсутствием радужных концовок, более того- финалами, решенными даже в избыточно мрачных тонах, мало кого удивишь. Это в сегодняшнем Голливуде «бэд энд», пожалуй, становится такой же пандемией, как в прошлом- хэппи-энд, и не всегда это является гарантией успеха, а тем более высокого качества картины. Но в 90-е гг., когда американский зритель был избалован традиционным счастливым концом (тоже, кстати, имеющим социальные корни и ведущим начало с Великой депрессии 30-х гг., когда очумевшему от творящегося в стране и мире обывателю пытались дать инъекцию надежды заэкранным счастьем), являвшимся к тому времени почти обязательным штампом почти любого УСПЕШНОГО американского фильма, он еще с удивлением и жадностью бросался на любые отступления от этого правила.

Стоило ли давать ТАКОЙ занавес в «Американской истории икс» -на мой взгляд, вопрос открытый. Для американского кинопотребителя, которого данная картина, как представляется, должна была, по замыслу режиссера, не только развлечь, но и просветить, а в идеале -воспитать, такой «воспитательный прием», как финальная сцена, свалившаяся в виде «вознаграждения» за тюремное «прозрение» на главного героя, вызывает сомнения в своей педагогической ценности. Американская публика, как и американское общество в целом, привыкли (и не одно столетие привыкали) к тому, что зло должно быть наказано, а добро- вознаграждено. То, что по всему ходу картины зрителя водят по лабиринтам социальных и психологических противоречий сегодняшней молодежной среды в американской глубинке (хотя водят, надо признаться, не нудно и увлекательно) уже само по себе требует от значительной части массовой аудитории, привыкшей к слоновьим дозам адреналина от блокбастеров всех мастей, большого гражданского мужества. Мучающемуся и ищущему себя Дереку много приходится хлебнуть по ходу фильма, много в чем переубедить себя и других- у иных на это не хватает и целое жизни. И в финале (пусть и только фильма)-такое… Финал, что и говорить, драматичный и, как любили говорить в пору моей юности, провинциальные советские девушки- «жизненный». Но не лучше ли было если и отказаться от хэппи-энда, то хотя бы оставить недосказанность, чем так зло посмеяться над человеком, начавшим новую жизнь? Судьба часто это делает это в жизни -согласен. Но режиссеру-то ей зачем ассистировать? Она и без такой подмоги прекрасно обходится.

Игра актеров в фильме весьма убедительна. Нортон, конечно, солирует и вполне успешно. Ему вообще удаются роли сложных, противоречивых героев (неслучайно самого, пожалуй, противоречивого персонажа в современном кино- Джека в «Бойцовском клубе» Финчера сыграл именно он). Но мало кто так талантливо и в чем-то трогательно смог бы сыграть метаморфозу свирепого и казалось бы конченного адепта расового насилия в «сжегшего все, чему поклонялся и поклонившемуся всему, что сжигал» и терпеливо разъясняющего окружающим, «что такое хорошо и что такое плохо». Потому и обидно за него так в финале. Который оставляет и героя и нас в неизвестности, поскольку никто из нас не может дать ответа на вопрос- хватит ли у него сил на то, чтобы сохранить это свое прозрение и не посчитает ли он прежнюю свою жизнь «единственно правильной» в свете происшедшего.

Из остальных актеров хочется отметить женские персонажи- мать и сестру Дерека, сыгравших по- моему на весьма приличном уровне. Эдвард Ферлонг в роли Дэнни все время затмевается собственным исполнением роли юного Джона Коннора во втором «Терминаторе»-тут он ничего сопоставимого выдать не смог, да и вряд ли режиссер дал ему такую возможность. Неплох Эйвери Брукс, исполнитель роли доктора Суини — человек борется за идею и это видно. Хотя предыстория этой борьбы и путь, по которому он к этой идее пришел, можно было в картине прорисовать и поподробней, как исчерпывающе прорисовано все с Дереком: и эволюция в сторону расизма, и обратный путь. Суини же (а это одна из ключевых фигур фильма) остается незаслуженно недораскрытой фигурой, неким белым (не по цвету кожи, понятно) пятном фильма. Хороши и приятели главного героя по «скинству» (особенно Сет, тучный персонаж Этана Сапли, триумфальный выезд которого на встречу освобожденного из тюрьмы Дерека на старой жестянке под патриотический марш- одна из лучших сцен фильма), а также его чернокожие враги-друзья (в галерее которых тюремный Пятница-Лэмонт (Гай Торри)- на заслуженном первом месте).

В заключение выражу глубокое убеждение, что фильм не для просмотра в кинотеатре (и неслучайно он не собрал большую кассу). Это фильм для размышления, и не на один просмотр. А людей, любящих и умеющих размышлять над увиденным, по обе стороны океана куда меньше любящих смотреть кино.

9 из 10
. Американская история Х

Сюжет. Лидер местной банды скинхэдов Дерек Виньярд прочно удерживает авторитет в своем районе. Убежденный в своей правоте, он беспощадно расправляется с теми, кто имеет не белый цвет кожи. Независимость и смелость Дерека вызывают восхищение у его младшего брата Дэнни, который уже тоже сделал свой выбор.

Но зверское убийство двух чернокожих парней, совершенное Дереком, разделяет дороги братьев: Дерек оказывается в тюрьме, где существует свой расклад сил, а Дэнни на свободе успешно продолжает дело брата. До тех пор, пока их пути не пересеклись вновь…

Плюсы. Красочная картина; музыкальное оформление очень хорошо создаёт настроение по сюжету. Ни дать, ни взять, — Голливуд умеет делать красивые упаковки.

Сцен насилия не много, что, на мой взгляд, нехарактерно для таких фильмов.

Минусы. Актёрская игра местами слабовата, но в этом вина режиссуры или сценария. Даже жаль, что талантливым актёрам пришлось реализовать бездарно скроенную идею.

Преображения в тюрьме случаются с людьми, ничего удивительного в этом нет. Как и всякая тяжёлая жизненная ситуация, тюрьма иногда способствует пробуждению в человеке дремлющих в нём лучших качеств. Показан именно такой случай. Но удивительным образом в фильме «размазан» сам процесс этого преображения, а следовало бы сделать его более выразительным и подчёркнуто осмысленным. Главный герой ни в чём не чувствует жестокого пресса, под которым мог бы коваться новый сильный характер, всё гладко и спокойно. Вынужденное общение в тюрьме с неграми, конечно, могло бы помочь избавлению от расовой ненависти, но одной весёлой болтовни было бы явно недостаточно для перерождения души. А по сюжету напрашивался настоящий переворот!.. Инцидент же с «белыми братьями» удивляет своей нелепой неуместной жестокостью, примерно как наказать за оскорбление — отрезанием обеих ног. Дистанцирование после этого случая от обидчиков, — понятно под любым градусом рассмотрения, но что это стало камнем преткновения в переосмыслении смысла жизни, — совершенно не выражено.

Нет в фильме глубины, зато есть грубая манипуляция сознанием через эксплуатацию чувств любви к близким родственникам. Дескать, несчастье случилось потому, что ты когда-то был плохим, а если бы ты был хорошим, то этого бы не случилось. Два знаковых события никак не связаны между собой логически: глупый негритёнок расстреливает белого юношу просто за «косой взгляд», и расовая ненависть тут банально притянута за уши, ибо точно так может поступить идиот с любым цветом кожи. И эпизод с расстрелом белым владельцем автомобиля чернокожих воров — точно такая же случайность, так как ворами могли оказаться и белые люди. «Стрелок» не любил негров, но из этого никак не следовало того, что он не расстрелял бы белых воров. Здесь желаемое выдаётся за действительное: негры погибли потому, что убиты белым расистом.

Весь фильм — букет дешёвой манипуляции сознанием. Местный идеолог фашизма — в больших дурацких очках и с неприятным лицом со шрамом; вывод очевиден: он такой некрасивый — потому что фашист. Рядовой фашист-фанатик — толстый и тупой; вывод очевиден: он такой — потому что фашист. Главный герой попал в тюрьму за убийство двух человек, но поскольку он был фашистом, значит, пострадал за свои фашистские убеждения; вывод очевиден: фашизм — это плохо, за него сажают тюрьму. Все белые сидельцы в тюрьме — фашисты; вывод очевиден: фашизм — это плохо, за него сажают в тюрьму. Белый мальчик возмущён чернокожими хулиганами; вывод очевиден: он может стать расистом, потому что эти хулиганы — чернокожие. Папа рассказывает сыну, что неграм несправедливо отдаётся предпочтение перед белыми при приёме на работу; вывод очевиден: негры — источник несправедливости, а с несправедливостью нужно бороться…

Недоделанным получился образ срывания нацистской атрибутики: главный герой стал другим, и поэтому нацистская атрибутика для него больше неприемлема, вместе с братом они срывают её со стены, и — оба остаются перед голой безжизненной стеной, являющуюся символом бессмысленности дальнейшего существования. Вместо этого следовало бы показать, как сжигается эта куча фашистских картинок и флагов, и старший брат уверяет в том, что теперь мы заживём по-новому, теперь всё будет хорошо. Промашка просто поразительная!

Особое. Довольно злободневная проблема словно случайно оказалась освещённой в фильме, и, к сожалению, немедленно задушенной прямо в зародыше. Отец учил сына особенностям национальной американской политики: неграм отдаётся предпочтение, потому что они — негры, и это несправедливо. Как известно, это является довольно серьёзной современной проблемой белокожего американского населения, в чём проявляется настоящий расизм на государственном уровне. Разумеется, любая несправедливость требует разумного возмездия, но эту злободневную проблему приподняли и оставили повисшей в воздухе. А фильм словно намеренно подталкивает к выводу, что выход из тупика — в неформальном подходе, а не в регулировании его с помощью законных средств. Вместо того, чтобы разъяснить сыну, что вся проблема в несовершенстве законодательства, в лживой политике двойных стандартов, в бюрократических перегибах, сын делает вывод, что негры — это зло. А после того, как отец погибает на работе (разумеется, вследствие плохих работников-негров), сыну и вовсе ничего не остаётся, как прибегнуть к расизму. В этом эпизоде проявилась даже некоторая раздвоенность идеи картины: главный герой плохой, потому что он расист, но в том, что он расист, он не виноват, потому что такая жизнь. Тупик и замкнутый круг…

Вывод. Очень слабый в идеологическом смысле фильм, всё построено на грубой манипуляции сознанием через создание специальных образов или апелляцию к чувствам. Социальный заказ очевиден, и понятна его необходимость, но средства достижения цели слишком примитивные. (Впрочем, для достижения хорошей цели подойдут и такие средства).

Топорно-смысловое кинцо для размягчения мозга.
. Дерек. Мне жаль его. Безжалостно обманутый парень, втянутый в какую-то
и 
игру.

Вот его семья. Близкие люди, которые его любят. Мама, брат Дэнни, две младшие сестренки, одна еще совсем крохотуля. Что еще нужно для жизни? Но умер отец. К кому пристроиться? Парню нужен человек, мужчина, который поведет его, который подскажет как быть и в трудную минуту будет рядом. Появляются две кандидатуры — его школьный чернокожий учитель и вербовщик-нацист. Отец говорил ему быть на чеку с учителем и Дерек выбирает Нациста. А дальше история…

Честно говоря, мне больше ничего не хочется говорить по поводу фильма. Кто видел, тот знает почему. Ведь, досмотрев фильм до конца, меняется отношение к людям, хочется простить всех и каждого, кто, может когда-то, сделал неприятно или причинил боль.

Фильм не о нацистах, а о
в нашей жизни и его
.
. В этом фильме подняты одни из серьезнейших проблем человечества- расизм и национализм. Раньше я никогда по-настоящему не задумывался об этом, поэтому и назвал отзыв «Моя история Х», в силу произошедших со мной внутренних, душевных изменений.

Ну а теперь разберем все поподробнее. Кино правда очень тяжелое и гарантировано подействует на любого, не исключая меня. Тут практически нет спада действия, каких-либо отступлений, сплошные эмоции с первых кадров фильма. Это результат великолепной режиссуры и актерского состава. Очень продумано сделаны черно-белые вставки из прошлого, что заставляет смотреть с еще большим интересом.

Актеры все без исключения хороши, хотя некоторые не очень подходят для своих ролей. Эдвард Нортон- это отдельный разговор. Этот актер сумел воплотить в Дереке два разных образа. Первый — отчаянный скинхед, с глазами полными ненависти и безумным блеском, второй- раскаявшийся, сожалеющий о своих поступках, уже не фашист. И все это так натурально.

Во время просмотра внутри меня творилось что-то невообразимое, особенно когда после финальной сцены показали море на закате. Вот тогда-то эмоции нахлынули. Я, относившийся скептически к расовым проблемам, истинно понял весь ужас этого, понял, что в поведении чернокожих, которое люди осуждают, осуждающая сторона же и виновата, сколько несчастий и зла расизм может принести. Советую посмотреть всем.

10 из 10
. Прекрасный фильм. Такие картины ценны, так как после просмотра они не лопаются в твоей голове как мыльные пузыри, а оставляют хоть какой-то, но след. Который не спешит улетучиться.

Я человек совсем не сентиментальный и циничный, но этот фильм заставил меня под конец плакать. Великолепная игра актеров,
. Да он всегда бесподобен, если уж быть до конца честной.

А еще этот фильм хорош тем, что он положительно заряжен. Да, в нем совершенно нет ничего веселого и поднимающего настроение, но я и не говорю об этом. Он положительно заряжен в том смысле, что возможно после его просмотра… некоторые люди пересмотрят свою точку зрения относительно темы, которая проходит красной нитью через всю картину -
. По крайней мере, мне хочется в это верить.
. Самым большим откровением в «Американской Истории Х» для меня стало то, что в фильме, провозглашенным шедевром антинацистской пропаганды, нацизма-то как такового и нет. Он здесь лишь на словах, а на деле свастика на стене и «Моя борьба» под подушкой еще не являются нацизмом — это пока только позерство, лишь изредка перерастающее в нечто большее, сложившееся из-за тяжелой ситуации в семье на фундаменте подросткового возраста. Возможно, сцена баскетбольного поединка за площадку для американцев и является жутким посягательством на свободы граждан, но она скорее опровергает нацистские идеалы белых героев, чем их же подтверждает. И если честно, то в фильме есть всего две сцены и, каждая из них, скорее из ряда вон выходящее событие, чем повседневная жизнь борцов за чистоту нации. Первая сцена — это демонстративный погром в магазинчике, другая — выходка Дерека в самом начале, когда проще признать, что у него в момент расправы над чернокожими просто очень сильно унесло крышу.

И это даже не проблема фильма, потому как в нем ясно сказано, что «Американская История Х» — школьное сочинение, посвященная взгляду молодого человека на фашистский идеал в лице старшего брата. Именно к этому школьному возрасту и оперирует фильм, демонстрируя отрицательное влияние их позерства на демократические права человека, и возможные последствия таких мировоззрений. Фильм с настолько нереальным пафосом, воспевающим законодательство, мог быть снят только в Америке. Хоть перевоспитавшийся Дерек Виньярд — образ очень убедительный, и не в последнюю очередь из-за сыгравшего его Эдварда Нортона, постоянно маячит мысль, что с экрана несут откровенное мозговтирательство. А ведь, казалось, именно против этого и должен стоять фильм, главное проблемой которого является позерствующая молодежь.

Отличие нацистской ячейки представленной в фильме от современных субкультур минимально, что еще больше отворачивает от сути фильма. Расизм — тяжелая статья в американском законодательстве и их же больная мозоль, поэтому даже разговоры о нем в забугорном обществе не приветствуются и всячески наказываются, но если подумать-то, дальше разговоров действие в фильме и не заходит. Перерастающие в склоку семейные политические споры дома, сходки по интересам и поощрения модных фашистских символик, все это, конечно же, может вызвать отвращение, более того, ведь нацизм запрещен законом в любых проявлениях, но представители этого молодежного течения спустя некоторое время перебесятся и придут к нормальной человеческой жизни. Да, останутся и такие, как толстяк Сэд или люди, вроде командующей верхушки, но это единичные примеры, упивающиеся достигнутой властью на этой почве, и жалкие в остальной жизни.

Да, останутся татуированные свастики и прочая атрибутика, как и след в душе, остающийся от любого сильного переживания. Их придется стыдливо прикрывать, но жизнь на этом не кончается. Но все же, положа руку на сердце, позерство это куда более незначительная проблема, чем расизм и выдавать одно за другое не стоит, разве что жажды почитать моралей. Хотя, ведь не все будут думать, что написать сочинение по книжке Гитлера это позерство. Иногда и отвечать придется.

Но самая большая проблема этого фильма даже не в том. Ведь возникает вопрос, если фильм антинацистский, то почему он так понравился самим нацистам? А ответ довольно прост: героя Эдварда Нортона несколько раз переубеждают в ходе фильма. Одно слово отца — и восхищающийся чернокожим учителем малец признает, что не так и идеален этот учитель. Одно недопонимание с единомышленниками в тюрьме — и он уже мирно играет в баскетбол с черными. Можно по-Станиславски сказать «Не верю!» и закрыть вопрос, а можно поверить и задать другой: а не запишется ли наш изменчивый себе герой в фашисты снова после убийства братца? А ведь это еще не все. Сравните все примеры борьбы в фильме и тех, кто из них вышел победителями. Кто защитил белого мальчугана в туалете? Кто безнаказанно громит магазины? Кто победил в баскетбольном поединке? Кто вышел из дома и в легкую разобрался с грабителями? Кто расхаживает с пушками и нравится девочкам? Кого все боятся? Правильно! Остается надеяться, что это случайная сценарная промашка, а не намеренный подтекст, как в этом убеждены отдельные элементы.

На пользу популяризации фильма пошли и приемы, которыми Кэй заставляет зрителя «почувствовать» ситуацию. Такие методы, как замедления, черно-белые флэшбеки и возвышенная музыка всегда нужно использовать осторожно, а режиссер более чем перегибает палку с ними, что вместе с антифашистскими монологами исправившегося после тюремных приключений старшего братца делают фильм не шедевром кинематографа, но эталоном морализаторства.
демонстрация влияния расистских идеалов на молодежь, сдобренная огромной долей голливудского пафоса по отношению к американской демократии.
.